Впервые в жизни я был на выставке виртуальной и дополненной реальности. Потому что она – Vision Summit 2016 — была первой в истории. При том, что виртуальную реальность называют главным трендом последних лет, большинство слабо представляет возможности VR. Эта сфера IT ограничивается описанием «приблуда на голову аквариумы всякие показывает». Февральский Vision Summit 2016 собрал в Калифорнии пионеров VR, и среди множества этих «впередсмотрящих» людей я разыскал самого крутого. Оказалось, в такой молодой индустрии уже есть свой евангелист: это Сильвио Друин из компании Unity, который откровенно рассказал про несколько прямо-таки шокирующих аспектов технологии.

Каковы главные задачи Vision Summit 2016 и были ли они выполнены?

VR – очень молодая технология. Мы ведь, по сути, пытаемся придумать новый язык, которым можно рассказывать истории. И главной задачей этого саммита было собрать всех вместе и обменяться информацией. Эту задачу выполнили точно /смеется/.

Что мешает развитию VR сейчас?

Как только люди начнут проводить более 15 минут в этих очках и шлемах, без того чтобы не болела голова и не уставали глаза, технология приобретет нужный темп развития. Но я такого еще не видел. Самое большое время, что я провел в VR, – 40 минут, это был VR-чат. Вы когда-нибудь пробовали чатиться в очках виртуальной реальности? Это фантастика! У вас собственный аватар, вы можете видеть аватары других людей, общаться с ними, изучать и рассматривать с разных сторон…

И после этих 40 минут в VR-чате вы наверняка провели две недели в больнице…

Почти. Я вспотел, устал, и после этого проспал 12 часов.



Какие еще есть проблемы?

Да их полно. Вот, например, установка. Вы пробовали сами установить Vive? Было непросто, да? И мы с вами техно-маньяки, а обычный человек пока не сможет это сделать сам. Во-вторых, в Нью-Йорке, Токио, Париже и других больших городах есть такая забавная проблема: размеров стандартных квартир не хватает. Звучит безумно, но это факт: VR-устройствам нужны большие пространства, здесь идеально подходит загородный дом с отдельной комнатой. Наконец, надо купить серьезный и дорогой компьютер: 6000 долларов — это большие инвестиции.

Это вы про «большую VR», а здесь на саммите в основном говорят про мобильные устройства. Мне кажется, сейчас каждый раз, когда человек хочет поиграть в публичном месте, ему надо делать громкое объявление: «Не пугайтесь, я просто сейчас вставлю смартфон себе в голову и поиграю в одну игрушку, двигая руками, со мной все в порядке!»

Да, здесь еще больше вопросов, и, в первую очередь, социальное приятие. Я видел отчет Google по реакции на Google Glass в Сан-Франциско. Многие из людей в таких очках рисковали получить по лицу – это было тотальное социальное неприятие. Просто сам продукт должен быть компактным, нынешний форм-фактор не оптимален, это должно быть что-то типа контактных линз. Тогда можно будет импульсно поиграть во что-то — скачать игрушку и сразу начать в нее играть, сейчас же это целое мероприятие.

Почему киноиндустрия, Голливуд не продвигают VR? К 3D-очкам все привыкли, они же могут легко подсадить людей на эти шлемы.

Проблема в том, как привлечь внимание пользователя в виртуальном фильме, как соотнести это с развитием виртуальной истории. Представьте, у меня сцена развернута на 360 градусов. Если в таком фильме рассказчик привлекает мое внимание к какой-то одной части, здесь, то я пропускаю то, что происходит там, за моей спиной. Как я смогу следить за происходящим во всех направлениях, за всеми частями истории? Вообще, сказанное выше относится ко всей VR. В том числе эту проблему мы и пытались решить здесь, на саммите.

Как вы думаете, зачем Facebook купил Oculus?

Потому что они хотят владеть вашими воспоминаниями. Лучшими моментами вашей жизни! Помните свои первые эмоции, когда нашли в соцсети старого друга, которого не видели много лет? Вы получили эмоцию, соединившись с другим человеком в сети, затем установили контакт еще с одним, с другим, третьим… Потом Facebook добавил фотографии и видео. Он взял их из вашего же телефона, обернул в эмоцию и соединил еще больше людей, чтобы вы могли прикоснуться к лучшим моментам жизни своих друзей, побывать на их днях рождения. Сейчас очередь VR, а это вовлечение на еще более глубоком уровне. Виртуальная реальность – это вообще не про игры, здесь главная цель — заполучить кусочек жизни людей. Потому что чем больше информации у тебя о человеке, тем… Я говорю, как фанат Эдварда Сноудена, да? Но такова реальность. И разумеется, Facebook будет продавать рекламу в ваших воспоминаниях и эмоциях, как они и делают сейчас. И Google тоже хочет заполучить кусок этого пирога.

Я не очень понял: а что же еще Facebook и Google могут узнать о нас? Больше, чем уже знают сейчас?

Надев на вас VR-шлем, индустрия получит гораздо больше информации, чем когда бы то они было. Знаете, над чем работают в Oculus? Над расшифровкой ваших эмоций. Они анализируют движения ваших лицевых мышц, определяют реакцию на те или иные вещи в игре, когда вы смеетесь, когда вы плачете. Вы знаете, что вы можете плакать по-разному? Есть слезы страха, слезы смеха, слезы боли, причем слезы могут исходить из разных участков глаза. Это огромный пласт новой информации, и он будет использоваться — нам скоро начнут показывать именно то, что вызывает у нас «правильную» эмоцию.

Кто извлечет из VR больше всех выгоды?

Мне кажется, это Sony, у них сейчас наилучшие шансы. Приставка PS4 уже проникла в дома, людям не надо тратить много денег. Так что думаю, Sony с их проектом Morpheus сможет править миром. По крайней мере, в ваших головах.