В начале января в свою должность вступил Герман Клименко, успешный интернет-деятель, бизнесмен, основатель сервисов Liveinternet.ru и Mediametrics.ru. Должность уникальная, в России впервые появилась в этом году: советник Президента РФ по вопросам Интернета. До этого Путину «советовали», что делать с Интернетом, министры связи и массовых коммуникаций по очереди. Но в конце прошлого года один из основателей «Яндекса» Аркадий Волож предложил на эту должность кандидатуру Клименко, основателя ИРИ, Института развития Интернета. И тот самый Интернет, который Герман сейчас представляет, немедленно обрушился на него с критикой по всем фронтам, хотя новоиспеченный советник еще ничего не успел сделать. В итоге мы поговорили с Германом об основных вопросах, которые взволновали людей.

На тебя уже успели повесить всех собак — в первую очередь, аудитория либерального склада, и я пытаюсь понять за что. У тебя есть идеи?

Главная претензия «ты кто такой», и связана исключительно с тем, что кое-кто осознал свою бесполезность в вопросах решения насущных проблем Интернета. У Рунета масса проблем, которые можно и нужно решать, но сейчас большинство вопросов сопровождается истерикой, без каких-то конструктивных предложений. Вот та аудитория, которая не готова к диалогу, она и забрасывает меня всем, что под руку подвернется. Я политически не ангажирован, но четко вижу, что в первую очередь люди, пропагандирующие условные либеральные ценности, к дискуссии относятся исключительно нетолерантно, они вообще не готовы разговаривать, идти навстречу, обсуждать варианты и учитывать мнение других.

Мне кажется, частично это связано с непониманием твоей роли. Вот что такое советник Президента? Ты наверняка сам уже вник.

Никуда не вник, у нас же были новогодние праздники, и я сегодня второй день на работе /смеется/. Но меня регулярно путают то с омбудсменами, то с законотворцами, то еще с кем-то.

Ну у тебя же список обязанностей — ты как-то его осознаёшь? Не знаю, раз в неделю отчёт, раз в месяц встреча с Путиным… У тебя вообще есть кабинет, машина, надо сидеть в Кремле с десяти до шести? Может быть, тебе даже интервью это давать нельзя?

Скажу честно: я пока сам еще удивлён случившимся, очень все быстро произошло, и я лишь несколько дней назад начал выдыхать. У Президента есть помощник, который отвечает, условно, за интернет и компьютеры, это Игорь Олегович Щёголев. Он чиновник, у него определенная, четкая зона ответственности. А я нахожусь в позиции логиста, этакого челнока от индустрии к Кремлю, моя задача всегда находиться внутри рынка и обладать актуальной экспертизой, которая поможет решать вопросы, связанные с Интернетом. И, разумеется, я могу давать интервью, я должен общаться с той средой, в которую погружен, хотя мне часто уже говорят «ты чиновник, ты не имеешь права говорить». Но в должности советника у меня ограничения на коммуникацию не будет, иначе ценность должности для Путина и для Интернета превращается в ноль.

По поводу кабинета, машины и прочих технических моментов — сам пока еще не все понимаю. Кабинет есть, про машину не знаю, на работу ходить надо, но очевидно, что график присутствия я выстраиваю сам. Я знаю, что мне делать, но не до конца осознаю, как изменились мои правовые полномочия. Сейчас я составляю план развития Интернета с учётом потенциальных новых возможностей.

Все свои новые возможности ты тоже пока смутно представляешь?

Да, но главное, что я понимаю — сейчас я смогу гораздо проще и быстрее общаться с министерствами и ведомствами. Я и раньше этим активно занимался, но, ты же понимаешь, не обладая нынешним статусом, это геморрой: надо составлять официальный запрос, вылавливать людей на профильных конференциях, месяцами ждать ответа… Теперь я смогу написать, допустим, не только министру связи напрямую, но и министру здравоохранения, чтобы обсудить вопросы, скажем, дистанционной медицины. Ведь законы, связанные с интернетом, в сфере медицины принимаются уже лет 15, а в новой должности я смогу ускорить эти процессы, наладить полноценный контакт.

Насколько я понял из твоих интервью и высказываний, ты считаешь медицинский вопрос одним из самых актуальных для России?

Да, я так вижу. Если мы не придём к телемедицине в ближайшее время, получим очень большие проблемы в будущем. Через интернет давно пора, скажем, закрывать больничные, не приходя в больницу, диагностировать простые болезни, ведь все технологии есть, просто законы не подведены. Страна у нас большая, пожилых людей много, но интернет имеется везде и почти каждая бабушка умеет пользоваться Skype. Еще один важный момент: все идет к чипированию людей, и если чипы вряд ли будут нашими, то хотя бы программное обеспечение должно быть отечественным. А если мы профакапим этот момент, то через два-три года никто из наших не сможет даже конкурировать на этом рынке. Мы же как-то умудрились создать индустрию и противостоять и Facebook, и Google. Но сейчас мы реально зависим от государства и того, пойдёт ли оно нам навстречу в вопросах проникновения в старые, консервативные отрасли, которые сопротивляются больше по привычке.

Ты упомянул Skype и не могу не спросить тебя про…

…про цензуру да, про Telegram, Microsoft, вот это все. У меня уже от зубов отлетает /смеется/, и хоть я говорю это разными словами, по сути все одно и то же. Лично я не против всех перечисленных сервисов, я сам пользуюсь ими, и они мне нравятся. Но ни одно государство в мире не потерпит анонимного мессенджера на своей территории, и рано или поздно его приведут в состояние всех крупных игроков. Сейчас все страны, не только Россия, озабочены тем, что неожиданно интернет стал очень серьёзным раздражителем. Вера людей в то, что всё должно быть свободно, экономикой не подтверждается. У государства всегда есть монополия на деньги и границы. Но любое регулирование вызывает скандал, точно так же было, например, когда вводили двустороннее движение, ведь раньше ездили как хотели. Но регулирование повышает капитализацию и стоимость, потому что увеличивает проходимость. Без этого порядка не было бы движения. Я не знаю, каким образом государства будут решать вопрос с виртуальными границами. Но я уверен абсолютно, что это будут делать все. Сейчас в Сети истерика «Клименко хочет запретить Telegram», но это не так! Я понимаю позицию той стороны, но утверждаю, что этого не будет не потому, что я так хочу, а потому, что так будет. Я просто озвучиваю.

А собственная позиция у тебя есть на этот счет? Представь, что я — Путин, прихожу к тебе и говорю: «Герман, каким образом, ты считаешь, стоит регулировать Интернет? Надо создавать великий русский файервол?»

Если ты спрашиваешь меня, то ничего не надо создавать. Меня всё устраивает /смеется/. Германа Клименко как пользователя все устраивает. Но как представителя Интернета, который способен что-то изменить, не все. Меня не устраивает, что компания Google не сотрудничает с Россией. Меня не устраивает, что по запросу правоохранительных органов «Яндекс» и Mail.ru отдают всю информацию, а иностранные компании нет. Они говорят: «Это ваша страна, это ваши законы, мы из другого государства», но деньги зарабатывают здесь и владеют личной информацией наших людей. Опять же, с точки зрения конкуренции это нечестно.

Но Google же может уйти из России?

Да, тогда все перейдут на «Яндекс» и Mail, в чем проблема? Если компания не соблюдает законов страны, в которой работает, уходи из страны. Из Китая они ушли. Но если компания Google согласится выдавать данные китайским правоохранительным органам по их требованию, они будут присутствовать и там. Американским же органам они все выдают. И вообще, не надо примешивать сюда политику, это просто бизнес.


Хорошо, а теперь серия коротких вопросов. Каким смартфоном ты сейчас пользуешься?

iPhone 6 Plus и iPhone 6S.

А есть гаджеты помимо телефона? Умные часы, например.

Нет.

Топ-5 приложений?

Facebook, Telegram, «ВКонтакте», почтовый клиент, клиент «Альфа-банка».

Где ты читаешь новости в интернете?

Медиаметрикс.

Microsoft или Apple?

Apple.